— We're still flying — That's not much — It's enough —
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:16 

гнум
Чао!

С одной стороны, хочется сдаться уже с дневником, а когда будет надо выложить большой текст, пользоваться телеграфом, или медиумом, или какие текстовые свалки там теперь популярны, а с другой стороны — ровно через 20 дней этому блогу будет 10 лет. ДЕСЯТЬ ЛЕТ.

Много всего организую в жизни, бесконечная череда гугл-табличек и гугл-доков. Сейчас вот В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ перееду, может быть, и ведение дневника удастся организовать?

Никогда не пробуйте организовать гнума; но мне хочется, и я сам пробую.

Если есть кто живой, можете предложить, о чём мне рассказать, а то когда делаешь перерывы по полгода, сложно потом решать, что важно, а что нет.

А потом и сам я проснусь.

15:25 

2009—2017

гнум

@темы: Фото

15:18 

гнум
"Буду писать в блог!" — сказал сам себе и пропал на две недели. Я не знаю, как искреннее желание писать в блог коррелирует с тем, что я этого не делаю.

Сегодня мне снова приснился странный бар, который мне то и дело снится. Мне совсем не часто снятся сны, и ещё реже удаётся их запомнить, но из-за этого только острее врезаются в память повторения. В моих снах есть большая стройка, про неё был отдельный сон, и за этой стройкой лежат бетонные плиты, лестницей между строительным забором и горой какого-то щебня. Лестница ведёт полукругом на освещённую фонарями смотровую площадку, о которой в реальности сна знает очень мало людей. За этой площадкой и находится заведение, которое снилось мне уже... четыре? пять? раз. Это совсем небольшой бар, но при этом в нём три этажа — два уровня и подвал. Посетители сидят на первом уровне, и ни в подвал, ни наверх нет лестниц — в подвал ведёт широкая дыра, а второй уровень просто не слишком высоко. Между уровнями висит меню. Наливают два вида неведомого пива, порциями по поллитра и сразу по полтора. Подают креветок и ещё какие-то снэки, а также четыре вида дешёвой пиццы. В заведении темно, и я никогда не могу разглядеть других его посетителей, ютящихся по углам, только своего собеседника, с кем бы я туда ни пришёл. Работники заведения перемещаются между уровнями. По всей видимости, наверху — собственно, бар, напитки приносит молодой человек, каждый раз ловко спрыгивающий с ними сверху. Внизу — кухня, и парень, работающий на кухне, приносит еду раз за разом прислоняя к стене подвала бревно. Он каким-то акробатическим образом вскарабкивается по незакреплённому бревну с тарелками в руках, и после всегда снова опускает его на пол. Все работники этого заведения — короткостриженные молодые мужчины, не очень приятные в разговоре, но хорошо справляющиеся со своими обязанностями. Раз за разом я возвращаюсь в своей голове в этот бар, каждый раз с новым человеком, а однажды — один, и там удивительно комфортно, несмотря на то, что я не люблю пиво, там тесно и официанты не слишком приятны.

Я вспоминаю другие места, которые повторяются в моих снах более-менее регулярно. Частый образ, с самого детства — дверь квартиры на последнем этаже, одна на своей лестничной клетке, и последний лестничный пролёт к ней всегда разрушен, добираться к двери приходится по отдельным камням в стенах или вдоль перил. В этой квартире никогда не происходит ничего хорошего — в первом, повторявшемся дважды в детстве, сне она оказалась дублёром моей реальной тогда квартиры, где жила моя бабушка, но вместо самого меня там жило некое существо с очень подвижным, бесконечно меняющимся, в чём-то скелетообразным, лицом. Существо не разговаривало и носило мой любимый красный спортивный костюмчик, но никто, кроме самого меня, не замечал, что оно — не я, а сам я был словно невидим. В другие разы такая квартира имела иные свойства, никогда не приятные, но раз за разом мне было необходимо в неё вернуться.

Пару лет где-то вокруг двадцатилетия мне снились только сны о разрушении и смерти — либо о массовых катастрофах, либо об убийствах. В них снова и снова принимали участие фактически все люди, которых я знал — хотя бы лицом в массовке — они погибали в катастрофе, или и вовсе это был сон, где я против своей воли зачем-то убивал их всех. Катастрофы разнились ото сна ко сну, но одна повторялась несколько раз — она начиналась в каком-то офисном помещении на некотором этаже небоскрёба, вокруг кипела работа, я стоял в центре комнаты, и вдруг небоскрёб рушился вокруг меня, оставляя только бетонный столб, на котором я и стоял. Снаружи оказывался ранний вечер, и далее весь город медленно разрушался вокруг меня, разрушения расходились волнами до самого предзакатного горизонта.

Ещё одно место, где я был в разных по содержанию снах — сложный подземный переход с кучей разных киосков и магазинчиков. Он был подобен лабиринту, и всякий раз приводил меня в новое место, но отчего-то я всегда знал, что это не много похожих переходов, а тот самый, снова и снова, где я уже бывал, и знал, куда мне нужно идти. Только однажды я заблудился в нём и опоздал на какую-то встречу, но я не помню уже, чем закончился тот сон.

Последнее повторяющееся место, которое удаётся сходу вспомнить — огромная больница, где я всякий раз оказываюсь незаконно, часто — ночью. В больнице ужасающе строгие правила, и ни в коем случае нельзя попадаться её работникам. Сам я был пациентом этой больницы только в самом первом сне о ней, и успешно из неё сбежал, но после, в абсолютно других снах, мне приходилось в неё возвращаться. Прокрадываться по тёмным лестницам и через анфилады палат на много человек каждая, прятаться в подсобках и медицинских кабинетах, уговаривать пациентов не сдавать меня и моих спутников работникам больницы. Иногда больница путалась во сне со смешанным учебным заведением, которое я тоже регулярно посещаю, если оказываюсь во сне учащимся — главный холл больницы малоотличим от главного холла этого одновременно университета, колледжа и школы. Может быть, я просто путаю что-то со временем, а может быть, моя голова продумала это всё, и больница находится при институте.

Я не очень люблю свои сны, и гораздо спокойнее, когда они мне не снятся, но вспоминать это всё, конечно, ужасно увлекательно.

@темы: FRIDAY

12:15 

гнум
Вчера в переходе встретил группу молодых людей удивительно типичного состава — девушки поприличнее, а молодые люди, скажем так, попроще. Одна из девушек пыталась доказать своему другу необходимость шахмат для детей, для развития системного мышления и всего такого. Она произносила очень много слов, но на каждый сантимент о том, что детям нужно больше играть в шахматы, у него был один аргумент — "С хуя ли?". Так они и беседовали в течение всего коридора. С самого детства не понимал, что заставляет сравнительно интеллигентных девушек водиться с этими самыми людьми попроще (и не надо про бэд бойз, вопросов интеллекта это не отменяет). Со временем, впрочем, я решил, что интеллектуальный фашизм, в котором мы все воспитаны с детства, не обязательно должен править миром, и кто я такой, чтобы ожидать от общества какой-то селекции. Люди и люди. Цитируя противника шахмат, "с хуя ли?".

Другая девушка встретилась мне в вагоне метро — аккуратная, но не формальная, в очочках, она безуспешно пыталась усидеть на месте, но раз за разом сваливалась в глубокий сон. Её возраст было сложно определить — семнадцать? Двадцать? Так или иначе, всё её поведение ассоциировалось у меня с компанией, которую я наблюдал пять лет назад — толпу случайных ауткастов, танцующих после неприличного количества алкоголя в негласном договоре взаимонеосуждения и день за днём прощающих друг другу всё, чего они, на самом деле, в других терпеть не могут, в обмен на sense of community. Это sense of community, не столь поэтичное в реальности 2012 года, но яркое как идея, очень хорошо отражает социальную философию гик-культуры в моём понимании, и в идеальном состоянии, как манифест, конечно, выражается поминаемым мной удивительно регулярно сериалом Community.
Хотя, может быть, случайная встречная в метро и не ехала из бесконечного потерянного танца в дрёме поиска места для себя в этом мире, а просто переучилась под конец сессии или просидела сутки у кровати больной матери — надеюсь только, ей не случилось проехать мимо своей станции.

@темы: WEDNESDAY

11:23 

гнум
Лежал, болел, отдыхал, воскрес; продолжаем трансляцию.

Последний день перед возвращением на работу провёл в обнимку у камина в окружении собак и чужих семейных проблем, но это было гораздо лучше, чем звучит в такой формулировке.

Мои домочадцы без серии как досмотрели третий сезон коммьюши, а значит, впереди оценка со стороны "года утечки газа", а после пятого и шестого. Я продолжаю настаивать, что пятый и шестой сезоны Коммьюнити — снова великое шоу, хотя, конечно, отличное от первых трёх, и между собой тоже не похожее. Шестой сезон коммьюши — самая экспериментальная комедия под ликом лишнего сезона популярного ситкома, которую я встречал. Но в отличие от 1-3, ничего с четвёртого сезона я не пересматривал не параллельно с онгоуингом, так что заинтригован и собственными ощущениями.

Love досмотрел, за последние две серии ничего не изменилось, к развязке сериал перестал даже пытаться выделиться и по очевидным рельсам выехал на очевидный финал сезона. Второй будет в марте, но я уже сомневаюсь, что вернусь к нему. Следующая комедия на попробовать — The Good Place от NBC, про загробную жизнь. Там Тед Дансон, которого я не видел со времён Bored To Death со Шварцманом и Галифианакисом (набрал его фамилию и вспомнил, что должен был начаться второй сезон Баскетса Луи Си Кея с ним, но к нему я тоже пока не уверен, что буду возвращаться — может быть, ко всему сезону целиком только). Ещё в этом самом Гуд Плэйс не в главных ролях Адам Скотт, а по этому парню начинаешь скучать через две минуты после последних кадров последней серии Parks & Rec.

На самом деле, надо бы не искать новые названия, а возвращаться к брошенным ещё в октябре привычным онгоуингам, но делать это насильно я не хочу. Хотя мне начинает не хватать как минимум некоторых из них, и это хороший знак (если СКОРО ТЫ БУДЕШЬ СНОВА ТОНУТЬ В БЕСКОНЕЧНОМ ПОТОКЕ АМЕРИКАНСКОГО ТВ может быть хорошим знаком; наверное, может).

Питер Капальди уходит из докты вместе с Моффатом. Это печально, но ожидаемо, вряд ли можно было действительно надеяться, что новому шоураннеру придётся по вкусу донашивать обноски прошлого. Грядущего Чибнелла я однозначно боюсь. Сначала я невнимательно пролистал статью о нём в вики — ну, написал пару скучных серий DW, ну, Броадчёрч запилил с Теннантом, это было славно. А потом я обнаружил, что это именно он на пару с РТД виновен в существовании первых двух сезонов Торчвуда, мучительно плохого спин-оффа докты, и теперь я немножко в ужасе от перспектив. Надеюсь, не наступит тот день, когда мне придётся дропнуть Доктора Кто, это слишком грустная концепция, чтобы стать реальностью.

ps смарити ето мы.

@темы: TUESDAY

20:56 

гнум
Лежу и болею, хотя собирался не лежать и не болеть, так что не происходит ничего общественно-интересного, только свои маленькие радости.
Зато пересмотрел "Скотта Пилигрима". Не вспомню уже года, когда не пересматривал его хотя бы дважды, оно само собой как-то так получается.

Сейчас пытаюсь досматривать потихоньку нетфликсовский "Love" с Джиллиан Джейкобс из коммьюши. На вывеске нетфликс, а по содержанию — типичный Showtime, IYKWIM, такой slice of life и down to earth, все едят, сидят в туалетах, трахаются, немного мудаковаты и говорят о сиюминутных вещах. Я понимаю, почему такие шоу раз за разом получают высокие оценки, но никогда не могу проникнуться ими до конца. Зато Джейкобс. Актёров из коммьюши много не бывает — начинал ещё "Great Indoors" с Макхэйлом. Он о шуточках про миленниалов, и кроме Макхэйла из того, что можно отметить, там только Стивен Фрай, который простейшие взгляды и строчки выдаёт с несоизмеримой для такого тупенького ситкомчика комедийной точностью. Ещё где-то в этом году должен начаться дисишный сериал про людей без сверхспособностей с Дэнни Пуди, нужно его не пропустить. Там ещё и Алан Тьюдик будет.

Такие дела.

@темы: FRIDAY

15:46 

гнум
Вчера вечером был удивительный снеж, а потом, неожиданно, совершенно неприятный снеж, а сейчас, видимо, ветер, и снеж сдувается с крыши корпуса напротив сплошной стеной летящего горизонтально снежа.

Моя подруга Лана больше не хочет меня фотографировать, потому что у меня теперь "хэппи фэйс", и она больше не верит, что я могу сделать своё классическое "все котята умерли" лицо.
Фэйсбук перестал писать, что готов помочь мне "устроить перерыв" и удалить из ленты упоминания "любых людей", сопровождая это конкретной аватаркой, потому что полтора часа назад я обновил свой релейшншип статус. Ничего ты не понимаешь, фэйсбук. Мне незачем было помогать, потому что я ни от чего не бегу. Живи сегодня, фэйсбук, поспевай за событиями, собирай лайки двух отрядов друзей. Carpe Diem.

Я глупо заболеваю, но надеюсь не разболеться, глотая чашку за чашкой горячий чай.

Эдгар Райт постит кадры из грядущего "Бэби Драйвера". Почему он всегда называет фильмы так, что проще транслитерировать их, чем переводить названия на русский язык?

baby driver

@темы: WEDNESDAY

17:15 

гнум
Стоило вчера решить, что мой инстаграм должен стать скучнее, как руки возобновили постить туда какую-то дичь.
Только что выложил в ч/б радостных октябрят с плакатика, который стоит на шкафу на рабочей кухне, и подписал "For the world's more full of weeping than you can understand" и хэштегами "Йейтс" и "СССР". Почему? Потому что они попались мне на глаза, и я допересмотрел Song of the Sea, где на это стихотворение песенка.

Come away, O human child!
To the waters and the wild
With a faery, hand in hand


Сам пошутил, сам посмеялся.
А вчера вечером под фото стройного ряда искусственных рук в перчатках рассуждал о том, что нужны разные слова для обозначения дорог, ведь дорога из счастливого места в счастливое совсем не такая, как из счастливого в несчастное, и так далее.
I guess, I'm back in the business of bullshit.

Завёл себе аккаунт в телеграме. Кажется, в 2017 году уже окончательно нельзя оставаться без мессенджера. Там стикеры и гифки.

Коллеги заценили очередную покраску волос, и сошлись на свёкле. На самом деле, цвет темнее и не настолько красный, и уж точно лучше вымывавшегося в невнятное абсолютного красного. Начальник долго шутил о гомосексуальности молодых людей, красящих волосы, и громко фыркал.

Через неделю вернулся бы Steven Universe, но весь пак новых серий ещё после нового года слили в сеть, и я давно их посмотрел. Стивен — единственное шоу, которое я не отложил неизвестно насколько, и всегда смотрю, как только могу. Ну, то есть, ещё был Шерлок первые три недели нового года, но это совсем другое. Хорошо, что в мире есть Steven Universe.

Не пропустите название восьмого эпизода ЗВ.

@темы: TUESDAY

14:24 

гнум
Неделю назад я посмотрел "La La Land", и, хотя у меня в твиттере и образовалась слаженная группировка френдов, недовольных этим фильмом по самым разным причинам, я, пожалуй, присоединюсь к безликой массе восхищения этим мюзиклом. Не знаю, действительно ли он так хорош, как мне показалось, или обстоятельства моего просмотра способствовали восприятию мелодрамы, но, так или иначе, зезеземля получает моё всестороннее одобрение. Её саундтрек крутился у меня на работе в наушниках всю неделю, плюс, Райан Гослинг напомнил мне о существовании своей замечательной группы Dead Man's Bones, которую я немедленно расшарил всем, ещё с ней не знакомым.

Сегодня же в мире наушников умер ударник группы Can, которую я не слушал где-то с двадцатилетия, поэтому во мне воскресает моя любовь к краутроку. В принципе, я настолько потерялся за последние года три в почти безуспешном поиске новой музыки, что совсем забываю о глубине моего предшествующего музыкального вкуса (вау, как отвратительно пафосно это звучит). Наверное, пора расчехлять старый переносной хард и вспоминать, что такое настоящая музыка.

Вообще, я, впечатлённый прошлогодней общественной истерией о негожести 2к16, стараюсь концентрироваться теперь в информационном пространстве на живых стариках, а не покидающих нас. Когда успевается, я посвящаю дням их рождения скромные твиты — так, я припомнил в этом году Джеймса Эрла Джонса и Джимми Пейджа, например. Последний викенд, полный ярких жизненных событий, вырвал меня из осознания реальности на медиа-уровне, и поэтому я пропустил ещё парочку — например, в пятницу 83 года исполнилось Тому Бэйкеру, а вчера — 77 Джону Хёрту.

Ещё я временно устал от формата и настроения ведения своего инстаграма, и пока собираюсь использовать его как придётся — для лытдыбра и случайных кадров из жизни; кажется, я рассказал об окружающем меня городе всё, что хотел, иным образом.

В пятницу вечером пересмотрел "Across The Universe", чего раньше, кажется, никогда не делал. Это гораздо более удивительное кино, чем показалось мне после первого просмотра давным давно — моё уважение к нему росло и заочно, но теперь я окончательно убеждён в своей любви к нему.

Если я действительно хочу сделать "Последней охотнице на драконов" по Ффорде субтитры из ничего, мне нужно вписать работу над ними в свой график, потому что перевести полтора часа фильма и прикрепить надписи на нужные места в специальной программе левой пяткой не получится, и так мой перевод может стать одним из тех моих дел, что тянутся годами просто от слабости моей собственной мотивации.

В целом же, я поднимаю маленький тост за новые начинания. Десять дней назад я твиттил шутки о darkest timeline из Коммьюнити, и сегодня уже совсем не могу вспомнить, почему. "I'm in a dark place of my life", повторял я раз за разом о последнем сезоне своей жизни по самым разным поводам. Больше я не могу так сказать. Вокруг очень много света и новых цветов. Все эти метафоры об угасании и расцветании мира в зависимости от настроения иногда кажутся такими банальными, но что же поделаешь, если это правда те слова, которые сейчас нужны.
Я вспоминаю вопрос "Почему не раньше?", и до сих пор не могу себе объяснить. Это нормально, что все мы боимся, но удивителен мир, в котором ты не испугался и протянул руку.
Привет.


@темы: MONDAY

13:12 

гнум
В этом году моему блогу будет десять лет.
Каждые пару лет я уношу новые пачки записей под замок в изначальный аккаунт, и пришло время для очередного обновления. С весны пятнадцатого года я написал не так много заметок, как, возможно, хотелось бы (особенно за последние полгода 2016 — это, кажется, вообще называется "ничего"), но я твёрдо намерен взять себя в руки и снова писать регулярнее, для тех немногих читателей, что здесь ещё остались, для самого себя и совершенно ни зачем.
Для каждого, оказавшегося здесь впервые, я обычно набираю приветственный пост. Я не уверен, что чьи-то новые глаза увидят эти строчки, но буду соблюдать традицию.

Привет. Меня зовут Гворин II Эльбаррел, и это — "Whole Lotta Cream Soda", пятая версия и очередное продолжение моего самого первого интернет-дневника. На момент написания этого приветствия мне 27 лет. Я родился в маленьком университетском городке в Эстонии. Он выглядит вот так:

читать дальше

С тех пор я шагаю по жизни в глупой шляпе и дивлюсь людям, в чьих жизнях нашлось место понятию "дом". После Эстонии я пару лет жил в Англии — тоже в университетском городке, в стаффордширской глубинке. Затем — на юге Москвы. После этого — несколько лет в Новосибирске (а сколько-то месяцев, говорят, я даже провёл в Смоленске). Потом я вернулся на юго-запад Москвы, сбежал из него на восток, а оттуда — на север, и после — на северо-восток. Сейчас я ночую в центре, на диване у друзей, и не знаю, где окажусь в конце концов. Дом моей семьи теперь в Петербурге, но я не готов там оказаться; вся моя жизнь, и старая, и новая, крепчайше привязана к столице.
Вот так выгляжу я:

читать дальше

Уже почти девять лет я занимаюсь созданием электронных библиотек в составе странствующего отряда электронных библиотекарей. За это платят ничтожные копейки, но есть и свои плюсы; я рад, что уже треть своей жизни я посвятил именно этому. Моя основная специальность — "прикладная информатика", что бы это ни значило, а с прошлого года я, к тому же, дипломированный педагог.
В какой-то момент, сам того не замечая, я стал одной из ключевых фигур московского коммьюнити поклонников творчества сэра Терри Пратчетта — люди приходили и уходили, а я оставался. Мы называемся "Terra Pratchetta", нашему мёртвому сайту о мёртвом писателе pratchett.org через две недели исполняется 12 лет, но мы живы — я веду новостную ленту в социальных сетях, и каждый год мы с переменным успехом устраиваем праздники и вечеринки в честь сэра Терри и Плоского мира. Ещё на моих плечах покоится легчайшая пушинка сообщества поклонников книг Джаспера Ффорде — их очень мало в России, и все они под моим крылом. На Рождество вышла первая его экранизация, и теперь от меня ждут перевода фильма — к нему нет даже английских субтитров, и моя ответственность — не подвести этих одиноких в своих пристрастиях людей.
Вот так выглядит Терри Пратчетт:

читать дальше

Из популярных бирок я определяю себя как кидалта, атеиста, феминиста, гуманиста и всё чаще использую хэштег #geekandproud.
Однажды я допишу свою книжку; в какой-то момент я переставал верить, что у меня это получится, но теперь я точно знаю, что это случится.
Я люблю старый рок и интересный рок, фильмы Эдгара Райта и мультики Томма Мура.

С 2009 года весь поток открытых записей из этого дневника беспрерывно транслируется в мой ЖЖ, так что догнаться моей личностью можно по ссылке.

Прошлый приветственный пост я закончил песней "Baba O'Riley" группы The Who. А на этот раз пусть будет такая:


@темы: hello world

WLCS 5.0

главная